Не опоздай !
Меню сайта
Опрос
Поиск по сайту
ТК Вариант
Ойся ты ойся
Вольница
День Победы
Шествие к дню Победы
Борьба "ЯР"
Камешково ТВ
Камешково Яр
фестиваль в Камешк
Кулачный бой Яр
Наши друзья
Наш сайт посетили
Статистика посещений

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Казачьи традиции

Казачья свадьба

Приходило время жениться - об этом думали родители. В отцовском и материнском сердце давно облюбована была невеста сыну и жених дочери. Невеста и жених, достойные и по положению, и по достатку. И между собою родители сговорились давно. Однако, нужно было учинить сватовство.
За несколько дней до этого времени отец или мать говорили сыну:
- Сынок, тебе время жениться. Мы с матерью выбрали тебе невесту. Она хозяйка домовитая и работящая.
После этого устраивались смотрины невесты. Родители жениха отправлялись в дом родителей невесты на вечеринку. Собирались гости. Гости заводили разговор о хозяйской дочери, хвалили ее красоту, ум, называли ее доброю хозяйкой и просили, чтобы она поднесла им. Мать звала дочь. Та выходила по-домашнему, но принаряженная, приносила поднос с кубками и чарками, налитыми вином, и обносила гостей. А сама потом скромно становилась в углу. Гости медленно пили, похваливали вино, а жених смотрел на невесту.
- Бог даст, - говорили гости, - она и нас полюбит!

Все знали, в чем тут дело, но никто и вида не показывал, что знает. После этого засылали сватов. Сваты начинали дело просто.
- Урядник Мосей Карпович и Маланья Петровна желают вступить с вами в родство, - говорили они.
Если им отвечали: "Благодарим покорно за доброе мнение о дочери, только мы не сможем собрать свадьбу", - это значило отказ. Если же отец соглашался, то он говорил: "Дайте мне посоветоваться, да и ее самое поспрашивать, заходите на послезавтра".
Невесту хотя иногда и спрашивали, но она и не смела ответить иначе как: "Воля ваша".
В назначенный день сваты приходили уже с хлебом-солью.
- Отец и мать Гаврилы Миронова, - говорили они, - кланяются и просят принять хлеб-соль.
Хозяева, вместо ответа, целовали гостинец.
- Дай Бог, - говорили сваты на прощанье, - в добрый час!
- В добрый час! - отвечали родители и подавали друг другу руки не иначе, как обернув их суконной полой.
В этот же день вечером в доме невесты справлялось рукобитье. Жених приходил с родителями. Его поздравляли с невестой и он кланялся в ноги будущему тестю и теще. Собирались гости, устраивалась вечеринка и девушки пели песни:


По рукам ударили,
Заряд (заклад) положили,
Грунюшку пропили,
Пропили и хвалятся:
Что же мы за пьяницы,
Что же мы за пропойцы...


Помолчат немного и начинают ответ:

Родимой мой батенька,
Нельзя ли передумати?
Нельзя ли отказати?
- Нельзя, мое дитятко,
Нельзя передумати,
Нельзя отказати:
По рукам ударили,
Заряд положили.


О приданом тогда никогда не говорили. Это было бы унижением чистоты брака. Сват выводил на середину комнаты жениха, по левую сторону ставили невесту, и жених целовал ее. Родители соединяли их руки и отец жениха говорил торжественно:
- Сын, вот тебе невеста. Да благословит Господь Бог союз наш.
Иногда при этом жених и невеста дарили друг друга чем-нибудь. Девушки снова пели:

По рукам ударили,
Заряд положили...

На рукобитье долго не сидели, назначали день сговора и расходились по домам. Женщины, проходя по станице, пели: "Ой, заюшка, горностай молодой!" и "Перепелушка, рябые перышки". И вся станица знала, что рукобитье состоялось.
За рукобитьем следовал новый праздник - сговор. На сговор сзывалась чуть ли не вся станица. Ярко горели свечи в медных шандалах; все были принаряжены. На столах, накрытых скатертями, разложены были гостинцы и семечки. Женщины и девушки садились в отдельной комнате. В доме жениха готовили 10-20 блюд с кренделями, пряниками, орехами, винными ягодами, финиками и всякими сластями, готовили мед и вино, и длинной вереницей несли все это в дом невесты. Там, в присутствии всех, повторялось то же, что было на рукобитье. Потом жених с невестой обносили гостей вином. От последнего гостя невеста убегала к девушкам, и если жених не успевал ее обогнать, то он должен был ее выкупать.
Начинался торг. Девушки ни за что не уступали невесту.
- Она у нас золотая, недешево достанется, - приговаривали они.
Все собирались смотреть этот торг; наконец, жених выкупал ее и ее ставили в угол комнаты. Наступала тишина, а потом через полчаса все оживлялось и начинались танцы. Танцевали больше два танца - "Журавель" и "Казачка".
Во время ужина пели песни. Сначала пели песни о геройских подвигах донцов, протяжные, потом плясовые.
За два дня до свадьбы праздновали "подушки", а накануне свадьбы - девишник.
В день "подушек" приходили знакомые и родня жениха и смотрели приданое. В комнатах были положены подушки. Жених с невестой садились первыми на них. Швеи, шившие приданое, подносили им мед; жених выпивал мед маленькими глотками, после каждого глотка целовал невесту, приговаривая: "Мед горек, надобно подсластить". Осушив бокал, жених клал на поднос швеям деньги. После жениха и невесты на подушки садились и другие казачки, пили мед и целовались, а в них в это время бросали подушками. Бывала в день подушек и музыка, и тоже танцевали.
Девишник - это был последний праздник молодой казачки. Вечером перед заходом солнца одна, или с какой-нибудь старой женщиной или с няней ходила она на кладбище., молилась на могилах родных и просила благословения на новую жизнь.
В ее доме, тем временем, собирались гости "наволакивать подушки". В дом жениха съезжались "каравай сажать". Каравай пекли торжественно. Все гости держались за лопату дружно, и свахи освещали печь свечами ярого воска, обвитыми цветными лентами. Эти свечи давались жениху и невесте при венчании. Во время закладки каравая все гости пели:

Каравай мой раю!
Сажаю - играю,
Сыром посыпаю,
Маслом поливаю

Каравайное тесто
Прибегло к месту.
По мед, по горелку,
По красную девку.


Вечером гости жениха, набрав караваев, отправлялись в дом невесты. Невеста сидела среди подруг. На ее голове надета была высокая шапка, украшенная цветами и перьями, а в косе был заплетен золотой косник. Подруги пели ей грустные песни:

Кукуй, кукушечка , не умолкай.
Недолго тебе куковать:
От велика дня до Петра.
Плачь, Грунюшка, не умолкай.
Не долго тебе девовать:
А и с вечера до утра,
А и с утрева до обеда,
А и с обеда часину -
Там тебе косушку расплетут,
Шелковый колпачок наденут


С приходом жениха песни смолкали. Садились опять на подушки, пили мед, а потом женщины разбирали легкие вещи из приданного и шли в дом жениха с песней:

Оглянися, мати,
Каково у тебя в хате?
Пустым-пустехонько,
Дурным-дурнехонько!
Сестрицы подружки,
Да несите подушки,
Сестрицы Катерины
Да несите перины.
А сестрицы Алены,
На несите павильоны!
Метеная дорожка метена -
Туда наша Грунечка везена!
По дорожке василечки поросли,
Туда нашу Грунечку повезли,
Повезли ее, помчали,
В один часочек свенчали!


Свадьба справлялась особенно торжественно. Это был самый торжественный день, может быть, единственный праздник в жизни женщины-казачки. Все, что было богатого в доме ее родителей, доставалось для этого дня. Жемчуга и золото блистали на ней. Как только раздавался благовест к обедне, отец и мать благословляли невесту, она целовала икону и прощалась с родителями и родными. Слезы лились без конца.
Между тем, жених в богатом платье шел к невесте. Платье жениха сохранялось из рода в род. Часто сын венчался в кафтане, в котором венчался его дед, жалованном царем кафтане. Иногда венчальное платье было одно на всю станицу. Оно хранилось в станичной избе и надевали его все женихи, а по окончании свадьбы возвращали обратно в станицу. Жениха вел "ведун", он должен был предупреждать его о всех порогах. Впереди его шел священник с крестом, а за ним мальчики несли благословенные образа с пеленами; кругом шли товарищи жениха, или поезжане. По окончании венчания в церкви, еще в притворе, молодой расплетали косу и укладывали волосы по-женски - надвое, обвивали ими голову и надевали шапку или повойник. При расплетании косы девушки пели:

Не золотая трубушка вострубила,
Рано на заре восплакала Грунюшка
По своей русой косе.
Свет моя косушка русая,
Что родная маменька плела,
Она мелко-намелко переплетывала,
Мелким жемчугом усаживала.


Поезд с молодыми, окруженный верховыми поезжанами, ехал в дом жениха. На крыльце молодых встречали родители с хлебом-солью, под хлебом-солью должен был пройти весь поезд. Когда проходили молодые, на них сыпали пшеницу и другие хлебные зерна, перемешанные с хмелем, орехами, пряниками, мелкими монетами, - это означало пожелание молодым жить богато...
Все садились за стол. Начинались тосты - первый тост был всегда за Царя, потом за войскового атамана, все Всевеликое Войско Донское, за молодого князя и княгиню. Тут обыкновенно родные и тесть одаривали их. Дарили дорогие вещи, оружие, иногда тесть отдавал молодому своего залетного скакуна с седлом, и родители жениха одаривали невесту платьями и материями. Пир шел иногда до утра. Пели свадебные песни. Смолкали они, поднимался старый казак и, держа в руке серебряный кубок, может быть, отбитый у турок еще в азовские походы, говорил:
- Желаю здравствовать князю молодому с княгинею! Княжому отцу, матери, дружке со свахами и всем любящим гостям на беседе, не всем поименно, но всем поровенно. Что задумали-загадали, определи Господи талант и счастье. Слышанное видеть, желаемое получить, в чести и в радости нерушимо...
И собрание в голос отвечало: "Определи Господи!" - а потом снова пели свадебные песни.
Через несколько дней после свадьбы родители молодой давали всем гостям отводы - прощальный обед.
Очень часто и месяца не проходило после свадьбы, как молодой муж получал наряд и шел на службу. Жена терпеливо ждала его три года смены. Тяжело жилось ей в чужом доме. И вот:

Всем-то полкам
С Дона смена идет,
А моему-то дружку
Перемены нет...


Как часто бывало и так, что ждет жена мужа, идут полки домой:

Как и все полки с моря домой идут.
А моего-то друга милого - коня ведут!
А на коне-то лежит седельце черкесское,
На седеличке лежит подушка козловая,
Во подушечке лежит рубашечка белая...
На чистым-то чисто она вымыта
Да в крови-то вся она измазана...
Умирал молодец, друзьям приказывал:
"Как лучит Господь вас на Тихий Дон,
Отнесите вы моей жене поклон!
Скажите, чтобы не мыла рубашечку в речной воде,
А чтобы выбанила ее горючей слезой,
Да чтоб не сушила ее на солнышке,
А чтоб высушила ее - на своей груди!"


Каждый поход приносил славу Дону. В Новочеркасске прибавлялось жалованных знамен, говоривших казакам об их недавней славе. Приносили станичники из похода дорогие хоругви, иконы и паникадила и ставили их в родную церковь, но прибавлялось в этой церкви на иконе Божьей Матери, всех скорбящих Заступнице, жемчугов на окладе. Этот жемчуг, как слезы клали казачки за своих убитых мужей...
В походах и боях проходила жизнь донского казака. Вернулся с третьей перемены, а в четвертую уже и сына повел. Все жили вне Дона, на чужой земле.
И только старики собирались на рундуках или на кладбище, на голубцах, пели боевые песни и пили мед. Пропоют они песню, помолчат и кто-либо скажет:
- Да, послужили наши казаки Богу, государю и великому войску Донскому!

Категория: Казачьи традиции | Добавил: papaya (26.11.2015)
Просмотров: 689 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 2
2 Сапожник  
ну ,может и сподобится кто

0
1 papaya  
Эх,как хочется на свадьбе погулять! love  Может и сподобится кто из наших в ближайшее время!  booze

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Кто ты!
Личный кабинет
Привет, Гость!
Ты здесь: -й день
Ваш аватар

Ты в группе: Гость

В этот день
Воскресение Христово

Христианский праздник Пасхи — это торжественное воспоминание Воскресения Господа на третий день после Его страданий и смерти. Сам момент Воскресения не описан в Евангелии, ведь никто не видел, как это произошло. Снятие со Креста и погребение Господа было совершено вечером в пятницу. Поскольку суббота была у иудеев днем покоя, женщины, сопровождавшие Господа и учеников из Галилеи, бывшие свидетелями Его страданий и смерти, пришли ко Гробу Господню только через день, на рассвете того дня, который мы теперь называем воскресным. Они несли благовония, которые по обычаю того времени возливали на тело умершего человека.

"По прошествии же субботы, на рассвете первого дня недели, пришла Мария Магдалина и другая Мария посмотреть гроб. И вот, сделалось великое землетрясение, ибо Ангел Господень, сошедший с небес, приступив, отвалил камень от двери гроба и сидел на нем; вид его был, как молния, и одежда его бела, как снег; устрашившись его, стерегущие пришли в трепет и стали, как мертвые; Ангел же, обратив речь к женщинам, сказал: не бойтесь, ибо знаю, что вы ищете Исуса распятого; Его нет здесь — Он воскрес, как сказал. Подойдите, посмотрите место, где лежал Господь, и пойдите скорее, скажите ученикам Его, что Он воскрес из мертвых и предваряет вас в Галилее; там Его увидите. Вот, я сказал вам.
И, выйдя поспешно из гроба, они со страхом и радостью великою побежали возвестить ученикам Его. Когда же шли они возвестить ученикам Его, и се Исус встретил их и сказал: радуйтесь! И они, приступив, ухватились за ноги Его и поклонились Ему. Тогда говорит им Исус: не бойтесь; пойдите, возвестите братьям Моим, чтобы шли в Галилею, и там они увидят Меня» (Мф. 28, 1–10).

Казачьи традиции
Нагайка

Нагайка - нагайская, татарская плеть, камчук короткая, толстая, круглая, ременная плеть, без спуска, в одну толщину, употребляется у казаков и у всех горских, татарских и монгольских племен.

В казачьей культуре оружие - атрибут полноправного человека. Как разновидность оружия, нагайка являлась знаком казачьего достоинства и в повседневной жизни была даже знаком власти у строевого казака. Таким образом, нагайка является своего рода «табельным оружием», служащим для самообороны и занятий казачьими боевыми искусствами.
В повседневной жизни – символ власти и достоинства полноправного строевого казака. Должна быть у каждого, от рядового казака до генерала включительно.
В некоторых станицах нагайку разрешалось носить только женатым. Традиционно дарится тестем зятю на свадьбе. В доме должна висеть на левом косяке двери в спальню.
В качестве знака полной покорности и уважения может быть брошена к ногам пришедшего гостя или старика, который обязан её поднять, а бросившего – расцеловать. Если гость через нагайку переступал, это означало, что покорность ему неугодна и обида или грех провинившегося не прощён, жди разбирательства дела.
В старину на охоте казак, жалея порох на скаку догонял и убивал своей нагайкой волка.
В ближнем бою в умелых руках не имеет себе равных.

Наши фотографии
Copyright MyCorp © 2019
Конструктор сайтов - uCoz